Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

nachdenklich

прощаемся со своим прошлым и машем, прощаемся и машем

вот я 31 декабря 2006 года глядел на Голубой Огонек и грезил, как "в 2020 - троцкисты в новеньких черненьких тужурочках исполнят балет с тачками, и вышки будут пританцовывать своими ножками" - и что имею сказать сегодня, после просмотра Красного Паровоза Эль Лисицкого - ну, немножко еще не дотянули, но и полсрока еще осталось. И это хорошо. Все канет, не в пламени нюрнберга, так в плесени грибка.
А с другой стороны, как много сдали иностранцу в Алфавите-то. Пока шел, сказал Кате, что на "Н" Нефть пустят, конечно. А там - ба! опять этот хичковатый в пенсне -
Совершенно забыл, кто вытеснил Ленина с буквы - но если бы была Лолита, я б запомнил

АПД: Это я к тому, что одобряю.

АПД2: С Азбукой Бенуа можно ознакомиться тут: http://bars-of-cage.livejournal.com/524191.html
berlin

как оно есть на самом деле

вчерашнюю запись решил я дезавуировать под глаз хорошенько. Потому что судьба посмеялась надо мной за то - сегодня прибежал ровно в то же самое учреждение, где вчера все было так бесславно и с полным букетом сентенций "это ваши проблемы" - и вдруг все сложилось как по маслу, - то ли девушки сидели в тех же окнах иначе, и поэтому квартет сыграл как по нотам? одна согласилась даже посмотреть в базу данных (на что вчерашняя начальница махала на меня руками: мы все под контролем! каждое заглядывание в компьютер видит начальство! и пр.) - и пока я сидел у двери с латунным кодовым замком, без пяти конец приема, за другой дверью, распахнутой во весь проем, уже накрывали на стол, оттуда доносились голоса: "Люба! Свету зови!" и жалобы на то, что даже нет мужчины, кто откупорил б шампанского бутылку иль перечел. И вот я в куртке сижу во главе стола, перешучиваясь с тетками, обколупывая гламур и придерживая белую головку, пощуриваясь на квадраты офисного потолка, и комната наполняется женщинами - вчерашняя приемщица документов начинает тарабанить по стойке, перерождаясь из головы профессора доуэля в симпатичную Свету, и кто-то ей за это, смеясь, выговаривает - под хлопнувший дымящийся зеленый зев подставляют кружки, чашки, бокалы и мутные стаканы, и меня никто блаженно не видит, я бестелесно существую как бог, номинальным мужчиной, как непришедший охранник - именно это ощущение так обожаю, когда меня нет. Охранник - есть уважительность в том, как он выпускал меня, как искал медным ключом щель замка, в бахроме дерматина, как попал, как повернул ключ, - время, время, как вкрадчиво ты приникаешь к земле в эти секунды! - я вновь почувствовал, что я есть, коли мне так отворяют и меня выпроваживают. И потом стоял полминуты снаружи, в талой весне, в моем последнем московском дне. И потом еще много было встреч. В "Перекрестке", где оплачивал три бутылки водки русский стандарт,- сам не веря своим рукам, по которым вертикально пробегали зелененькие буковки, - кассирша спрашивала соседку, как ей тут, и та (постарше, светленькая челка, бодрое оживление, типаж сочинительницы дамских романов, - вполне ясный из ее постоянного движения вытирания нержавеющих плоскостей вокруг кассы) отвечала, что всегда мечтала работать кассиром. "А кем вы работали раньше?" - спросил я ее. Она, мельком оглянувшись на меня, ответила: "бухгалтером" и продолжала беседовать с коллегой, в то время как мое привидение испарялось, на мгновение возникнув из небытия и каная туда обратно. "А с деньгами как же?.." - участливо продолжала моя кассир, расправившись с моими бутылками и указав мне на непрочность пвх-пакетов - и, поскольку та не ответила, или же ответила лицом, а не словом, сама за нее ее и утешила: "ну и правильно, на что тогда муж?"... В вагоне встретил чрезвычайно симпатичного мне юзера с девочкой, и ехали вместе, покачиваясь и переговариваясь, - она призналась, что читает три верхние строки моих постов, откладывая остальное в долгий ящик, но считывает с них главное: привет, от них исходящий. Глядел на ее лицо, излучающее во все стороны близость и свойскость того невозможно теплого типа, о котором Таня писала (так что удивительно было, почему никто из вагона не старался поглядить ненароком рукав ее дубленочки), пока она сама смотрела в какую-то свою сторону, улыбаясь. Потом, уже вечером, в темноте, сегодня шагал по кольцу и Крапивенскому на Петровку, и навстречу по переулку шла ватага парней футбольного вида - у одного в кулаке болтался обрезок арматуры, и я как раз успел сделать нейтральное выражение лица, когда они поравнялись, и я увидел, что из кулака вожака стаи вниз свисает зазубренный, длинный черенок розы
berlin

(no subject)

Когда разгрузишь машину с чем-нибудь, или разломаешь ломом кирпичную стену, когда сойдет с тела семь потов, одолевает жажда, от которой мутится сознание. Не то, что хочешь пить - а все тело, вся душа в два голоса вопиют о воде. И почти наслаждаешься дрожанием в пальцах, когда суешь в окошко киоска синенькую за литр J-7, и даже жаль терять эту страсть, ее утоляя. Чувство голода тоже в целом приятно, и насыщение после голода пьянит как стакан водки - но это уже не мое чувство, не люблю ни есть, ни голодать. Желание сна мучительно - пытка бессонницей, наверное, самая жуткая.
berlin

граппа 0,3

Литература есть фигура умолчания огромных слепых зон. Опиши каждый человек свой день - мир вздрогнет от ужаса, и это будет не "прекрасная нелитература", как мне бы хотелось, а невесть что отвратительное за гранью. Литература - тропка, нахоженная сквозь эту Зону человечеством. За эту тропку много хороших людей подорвалось, меча гаечки с веревочками. Кто смог отыскать обход валуна или новый путь через болотце - гений. А я, ведомый инстинктом самосохранения, твержу о воле изъявления и самовыражения, хотя мне ничего, кроме натоптанного вьющегося, не известно. Взять себя за волосы и вытащить вбок, сквозь сознание - значит погибнуть во внесмыслии, выйти из игры. Оставаться на тропе - только мешать чужому размеренному движению.