Category: мода

berlin

(no subject)

Прочитал интервью Идова, на которого сильно ставлю, о моде. Нашел сразу несколько собственных фо па. Самое страшное - носить толстовки с названием ун-та, в котором не учился. А у меня есть купленная в Берлине на распродаже Оклахома - на охломоне сидит как влитая. Вообще узнал себя в описании той страшной Москвы, которая вообще никак не одевается, и на общественном витраже заливает гудроном янтарь и жемчуг хипстеров и яппи. Но ведь нас можно понять! мир моды страшен! с того кончика, где мир одежды соединяется с миром моды, шибает электричеством, и отдергиваешь руку от свитера от N, как от дверей дождливого троллейбуса. Нет, лучше рынок и сума. Все есть язык, говорит лесбия, лаская меня, и эта страшная систематика, самовозникающая во всем, как серебристые змейки в пыли, мгновенно пронизает тебя, стоит туда попасть. Как во сне на сцене Большого театра, когда надо петь партию Ленского, а ты мычишь первому ряду, что только вчера взял первый урок - твое откашливание уже что-то обозначает и уже оценивается. Очнулся, гипс, ты на планете Плюк, и твои джинсы подстрекают к государственному перевороту. Единственное спасение - невыразительность, рассеянный взгляд лунатика, сквозь волнистые туманы пробираешься к выходу: я сам с собой не знаком, да-да, где-то видал его, но мельком, мельком. Эх. Все это от страха жизни. Ныне сам скажу: жестоко завидую фраку Идова с прозрачными фалдами. И ужель он прав? И быть дельным человеком и класть на красу ногтей - две вещи несовместные?
berlin

: центра моральной ясности

- - - приготовьтесь. Сейчас Россия опять войдет в моду. Ненадолго — и это нормально; мода вообще не может быть постоянной. Но станет. Почему сейчас? Не потому, что США рефлекторно готовы поддерживать любую «цветную революцию». А скорее, потому, что с де­кабрьским пробуждением от спячки Россия вновь занимает то место в западной культуре, которое ей издревле отведено: центра моральной ясности. Именно по­этому убитая играми в бисер современная российская литература на Западе не читается, а классика боготворится до сих пор. Мало кому за пределами университетов интересен русский постмодернизм — своего хватает, тем более что весь постмодернизм по определению американский; никому не нужна копия кальки скана эстампа. Запад интересует не Россия без Путина, а Россия без иронии: место, в котором люди всерьез во что-то верят. В такое место можно поверить самому.

(Идов в БГ) = http://www.bg.ru/opinion/9869/
berlin

наконец прочитал речь Зализняка

Мне хотелось бы высказаться здесь в защиту двух простейших идей, которые прежде считались очевидными и даже просто банальными, а теперь звучат очень немодно. Первое: "Истина существует, и целью науки является ее поиск". Второе: "В любом обсуждаемом вопросе профессионал - если он действительно профессионал, а не просто носитель казенных титулов - в нормальном случае более прав, чем дилетант".

Им противостоят положения гораздо более модные: "Истины не существует, существует лишь множество мнений", или, говоря языком постмодернизма - "множество текстов". И: "По любому вопросу ничье мнение не весит более чем мнение кого-то иного". Девочка-пятиклассница имеет мнение, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.

(...) Источники этих ныне модных положений ясны. Действительно существуют аспекты мироустройства, где истина скрыта и, быть может, недостижима. Действительно, бывают случаи, когда непрофессионал оказывается прав, а все профессионалы заблуждаются. Капитальный сдвиг состоит в том, что эти ситуации воспринимаются не как редкие исключения, каковыми они в действительности являются, а как всеобщие и обычные. И огромной силой стимула их к принятию и уверованию служит их психологическая выгодность (...) - не только для пишущих, но также и для значительной части читающих. Это освобождает их от ощущения собственной недостаточной образованности, в один ход ставит их выше тех, кто долго корпел над освоением традиционной премудрости, и которые - как они теперь с удовлетворением узнают - ничего не стоят. От признания того, что не существует истины в неком глубоком философском вопросе, совершается переход к тому, что не существует истины ни в чем. Скажем в том, что в 1914 году началась первая мировая война...

И вот мы уже читаем, например, что никогда не было Ивана Грозного, или что Батый - это Иван Калита. И что много страшнее - скорбно большое количество людей воспринимает подобные новости охотно.

http://www.rambler.ru/news/science/0/10404870.html

АПДЕЙТ: лучше читать вот тут:
http://peresedov.livejournal.com/313176.html
- там и текст верней, и комментарии интересные. Как часто жж оказывается лучше новостных сайтов! потому что люди не на ставке- страшная сила!