Шульман Михаил (bars_of_cage) wrote,
Шульман Михаил
bars_of_cage

Categories:

Ковер

Эту историю разрешил мне опубликовать Михаил Гусятинер. Нельзя, чтобы пропало! Выкладываю из нашей электронной переписки, с моей минимальной склейкой-правкой-заголовком. Тэг: Евгения Гинзбург, Адвокат по назначению (?)


Моего отца, Марка Гусятинера, в 1948 году по распределению после окончания МЭИ направили в Новосибирск на какой-то завод, выпускающий электронные лампы. И это несмотря на то, что он был сначала сталинским, а в конце калининским стипендиатом. Через год, закончив юридический институт, к нему приехала моя мать. Ее сразу взяли адвокатом и по молодости коллегия направляла ее на невыгодные дела. Я кое-что помню из ее практики - но это другие истории. А то, о чем я сейчас рассказываю, я узнал уже в Москве, когда спросил о ковре, который сняли со стены и положили на пол.
Дело было так.
Мать послали в лагерь (или поселение) в Новосибирской области защищать какого-то зэка по фамилии Вальтер. Он перед самым окончанием своего срока якобы совершил преступление, и по новому сроку не вышел бы из лагеря. Мать сказала, что дело его было шито "белыми нитками". Она задалась целью в суде доказать его невиновность. И суд Вальтера оправдал - в районе, где он сидел. Администрация лагеря умылась. Теперь его должны были освободить.
Сразу после суда к матери подошла женщина в ватнике (вольная) и сказала, что у них нет денег оплатить услуги адвоката (а тогда это были копейки). И говорит: "Давайте мы устроим для Вас концерт у меня в бараке". Концерт мать помнила всю жизнь. Выступали профессиональные московские артисты.
Прошло 2-3 года. Родители получили комнату в двухкомнатной квартире на Красном проспекте со "всеми удобствами". Мать была на бюллетене и стирала в ванной. Звонок. Она вся мокрая пошла открывать, Видит, стоит незнакомая женщина, одетая по-московски, шуба с хорошим воротником, придерживает огромный сверток. Говорит:
- Вы меня не помните? Я Евгения Семеновна Гинзбург. Вы защищали в суде моего мужа, Вальтера”.
- Конечно, помню.
- Мы тогда не смогли оплатить Вашу работу. Сейчас я хочу подарить вот этот ковер в качестве гонорара.
Мать опешила и постеснялась ее пригласить, так они и попрощались в прихожей.
Этот ковер висел у нас в Новосибирске и потом в Москве, я часто внимательно его рассматривал, когда болел в постели. Он у меня ассоциируется с повышенной температурой и головной болью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments