September 21st, 2019

berlin

Как было в суде

Как было в суде. ТСЖшники шумною толпой оккупировали коридорчик, в том числе сидя на полу (звук прибоя, думаю, доходил и до зала, но пристав не препятствовал). Глава пресс-службы сидел тут же. Через часа полтора вызвали. Паспорта-усаживания. В первые минуты, когда начали искать мою апп.жалобу и не могли найти в деле, я чуть струхнул, хотя подавал ее лично в канцелярию. Я знакомился, говорю, 29-го числа, и в тот же день подавал. "А дело тогда было в одном томе или двух?" Ненавижу отвечать на такие вопросы, но признал, что одном. Нашли. Дальше, как и бывает в судебном процессе, он начал развиваться очень быстро и в непредсказуемой траектории - как разлитая по сложной наклоненной поверхности ртуть, каждой развилке следовала следующая, это захватывает, хотя участнику процесса чуть неприятно попасть в это стремление (со стороны же выглядит так, что скучающий судья задает ненужные вопросы юристам-тупицам - процесс невозможно увидеть со стороны, не будучи вовлеченным, как и секс). Уже через минуту-другую мне стало понятно, что наш план максимально безопасной защиты (вернуть дело в первую инстанцию) провалился, судья какими-то пассами и вопросами (согласны ли слушать в отсутствие налоговой т.п.) сделал это невозможными, а Ирина (наш юрист), как мне досадливо показалось, проспала момент, когда такое ходатайство можно было воткнуть - и процесс вырвался на оперативный простор слушания по существу. Судья-докладчик начал рассказывать коллегам (в апелляции коллегия, напоминаю, состоит из троих судей), но также и всем присутствующим, существо дела, как он его увидел. По мере выслушивания я мысленно кивал, хотя никаких оценок в пересказе не было - сама фабула вопияла, как те камни. Мне стало чуть спокойнее, хотя я слышал, что моя рука испытывает крупную небыструю дрожь - для надежности я приставил ее к делу, к нижней челюсти, где она приступила изображать раздумье. Закончив пересказ, судья перешел к вопросам, наша Ирина рассказала, как о главном, о том, что 51 процентов в ТСЖ есть, и что неправильно со стороны МЖИ подавать решения ОСС за 2016 год, при том, что МЖИ сама участвовала в процессе, где оспаривались уже решения ОСС за 2017 год, а были решения и в 2018 и 2019 годах, и даже по их собственному решению 2016 года процентов были 57, так как истцы не учли двух собственников, которые были членами ТСЖ. Дальше началась мое любимая часть любого судебного заседания - избиение младенцев. В роли младенцев всегда выступает юрист государственного учреждения - ГБУ Жилищника, МОЭК и др.инстанции, которая Не в Курсе. В этой роли прекрасно мог бы быть и прокурор, но некая этика не позволяет их полоскать, и кроме того, эти белокурые щелкунчики судебного процесса обычно овладели - или он в них был имплантирован при производстве - единственным, но эффективным, навыком произнесения Мантры: "позиция Прокуратуры изложена в исковом заявлении (отзыве)". Юрист же Мосжилинспекции не достигла таких высот профессионализма, и поэтому на предложение судьи разъяснить, на какой норме права МЖИ основывается, когда просит ликвидировать ТСЖ" (вопрос был чрзвычайно корректен по форме, и вообще при прессе и видеозаписи судьи были чрезвычайно корректны и гладки, совсем не так, как в районных судах обормотов - но по сути он был форменным издевательством) - так вот, на этот вопрос пораженная врасплох юрист просто молчала, стояла, белела блузкой и молчала, и безжалостно молчал и безжалостный судья, и так же молча расцветали лилии в моей душе - а потом судья продолжил казнь вопросами (не считает ли представитель МЖИ, что ликвидация ТСЖ будет иметь своим последствием прекращение управления домом и ущемление прав собственников и пр.пр.), а юристка все молчала, а потом предложила перенести заседание (!), чтобы принести дополнительные доказательства (!), все дальше и дальше подставляя свою беззащитную шею под меч фемиды. Прения были супербыстры. Ирина вместо речи предложила, несколько неожиданно, но очень в масть, ликвидировать саму Мосжилинспекцию. Суд удалился для вынесения решения, и стоило двери закрыться (а один судья остался сидеть присмотреть за народом), как публика взревела обвинениями в сторону инспекции и примкнувшей к ней ГБУ Жилищника и чуть не устроила маленькую апелляцию линча. Решение - не просто вернуть в первую инстанцию, а отменить решение о ликвидации и в иске Мосжилинспекции отказать - было встречено громом аплодисментов и шквалов благодарностей. Сладкие моменты. Уж сколько их было, а а все равно. Как будто целебный нож отсек болезный член. До поры, конечно. Отрастают! но и мы растем.