berlin

Оборона отопления

по поводу отопления. Это беда, когда вообще это обсуждается, потому что конечно, должна быть возможность индивидуально включать себе тепло, так же, как индвидуально мы включаем себе воду в кране, а не ждем отмашки сержанта. Но!

Но пройдемся еще раз по концепции. Построены наши города в 1950-е, и строились - по инерции еще и в 1980-е - как приложения к фабричному гудку. Командир дает отмашку, рота, батальон, полк выезжает (вот вам и жалобы на Бирюкова, и их упоение ЖКХ-парадами). Полувоенная система обеспечения тыла. Все продумано.

Посмотрим на Москву - у МОЭКа стоят по городу несколько десятков филиалов (видели наверняка такие счетвертенные бело-синие трубы в совместной обвязке), там внутри свистят-гудят газовые горелки, как десяток боингов, от этих заводов по производству горячей воды она раздается по сотням ЦТП по кварталам, где ее еще готовят и доводят до нужной температуры и рассылают по тысячам домов. То есть такая логично устроенная кровеносная система, весь смысл которой в том, что она работает без участия в ней тех тканей, которые она питает - то есть, без человека. Нейтронная бомба не должна помешать ей функционировать!

Понятно, что в 1930-е труба парового отопления была нереальным благом для фабричных рабочих - можно не запасаться березовыми чурками (объясню я в 21 веке), колоть их, вызывать трубочиста - все это благоустройство 20 века, "слева написано ХОЛ, справа написано ГОР", как восхищался Маяковский, "кнопки коснешься рукой, сам загорается свет", как посмеивался Мандельштам - а для лукавого работодателя эта вся матрица была полезна тем, что рабочий мог, не отвлекась на заготовление чурок, отправляться на фабрику, дополнительно благословляя власть за привилегию не отвлекаться на личную жизнь и непосредственно точить снаряд.

Сейчас это безусловное 100 лет назад благо стало почему-то казаться вам, тонкокожие граждане, чем-то неудобным и устарелым - в то время как я, Петр Бирюков, вижу в ваших жалобах вашу хипстерскую неискушенность - вы не знаете, сколько ресурсов страна тратит на подержание этой системы Матрицы? сколько труб протащили, сколько газа изжигаем - вы хотите опять, как в Англии, топить вонючим углем жалкий камин, испускать пар с чахлой груди, в то время как лед не отваливается со спины? а мы все сделали за вас! все вам дали! пользуйтесь и благодарите. Так нет - недовольны!

Но недовольны, позвольте разъяснить, ровно этим благоустройством, в котором нет места человеку. В Москве не человек, а мэрия мера всех вещей. Никто не встает в 6 утра точить снаряд, уже давно опять мир и опять тихое крепостное право, а все равно стучат по утрам кувалдой по мерзлому рельсу, висящему у штабного барака! Каждый норовит поспать подольше, форточку закрыть или наоборот, открыть. Добавить тепла, или убавить. Как-то подстроить реальность под себя. Исподтишка диктовать свою прихоть стране. Продрав глаза, требовать каких-то своих прав лежебок. Вот что происходит, когда дать гражданам задержаться в кровати с Конституцией, их начинают обуревать фантазии.

Но вот вы говорите, отпустите нас! дайте соскочить с иглы трубы. Как? как переварить все эти трубы, как поставить в каждый дом по газовому котлу - вы все сгорите, неумехи, у вас заведется гитлер и спалит весь дом! да и вы запутаетесь без МФЦ с вашими ЕПД, только ГБУ справится, без нас у вас начнется АУЕ и ИГИЛ (З.в. РФ), не права, что мы берем с вас дорого, дорого было бы если бы мы брали дороже, а так в самый раз, ниточки по швам натянулись, но не начали лопаться, это ровно по СНиПам и ЕБИТДе.
Ну и мы не скажем вам, что эта железная сеть, пронизывающая города, она и держит нас, власть. Мосты в столице стали неразводные. Почты превратились в сельпо, где торгуют шнурками и сублимированным зеленым горошком. Телефоны стали беспроводными и индивидуальными. Телеграм вообще сдали врагам.

Остались МОЭК, ГБУ Жилищник да РОНО (в смысле, система УИКов). Только по ним и осталось посылать молекулы цемента, присадки лояльности, эфир государственности. А как заведет крещеный мир на каждой станции трактир (свой, негосударственный) так так-то тут страна и развалится. Рухнет Русь без нас, провалится в тартарары без нас, без спасительной Золотой Орды, никто и не вспомнит!
berlin

Как было в суде

Как было в суде. ТСЖшники шумною толпой оккупировали коридорчик, в том числе сидя на полу (звук прибоя, думаю, доходил и до зала, но пристав не препятствовал). Глава пресс-службы сидел тут же. Через часа полтора вызвали. Паспорта-усаживания. В первые минуты, когда начали искать мою апп.жалобу и не могли найти в деле, я чуть струхнул, хотя подавал ее лично в канцелярию. Я знакомился, говорю, 29-го числа, и в тот же день подавал. "А дело тогда было в одном томе или двух?" Ненавижу отвечать на такие вопросы, но признал, что одном. Нашли. Дальше, как и бывает в судебном процессе, он начал развиваться очень быстро и в непредсказуемой траектории - как разлитая по сложной наклоненной поверхности ртуть, каждой развилке следовала следующая, это захватывает, хотя участнику процесса чуть неприятно попасть в это стремление (со стороны же выглядит так, что скучающий судья задает ненужные вопросы юристам-тупицам - процесс невозможно увидеть со стороны, не будучи вовлеченным, как и секс). Уже через минуту-другую мне стало понятно, что наш план максимально безопасной защиты (вернуть дело в первую инстанцию) провалился, судья какими-то пассами и вопросами (согласны ли слушать в отсутствие налоговой т.п.) сделал это невозможными, а Ирина (наш юрист), как мне досадливо показалось, проспала момент, когда такое ходатайство можно было воткнуть - и процесс вырвался на оперативный простор слушания по существу. Судья-докладчик начал рассказывать коллегам (в апелляции коллегия, напоминаю, состоит из троих судей), но также и всем присутствующим, существо дела, как он его увидел. По мере выслушивания я мысленно кивал, хотя никаких оценок в пересказе не было - сама фабула вопияла, как те камни. Мне стало чуть спокойнее, хотя я слышал, что моя рука испытывает крупную небыструю дрожь - для надежности я приставил ее к делу, к нижней челюсти, где она приступила изображать раздумье. Закончив пересказ, судья перешел к вопросам, наша Ирина рассказала, как о главном, о том, что 51 процентов в ТСЖ есть, и что неправильно со стороны МЖИ подавать решения ОСС за 2016 год, при том, что МЖИ сама участвовала в процессе, где оспаривались уже решения ОСС за 2017 год, а были решения и в 2018 и 2019 годах, и даже по их собственному решению 2016 года процентов были 57, так как истцы не учли двух собственников, которые были членами ТСЖ. Дальше началась мое любимая часть любого судебного заседания - избиение младенцев. В роли младенцев всегда выступает юрист государственного учреждения - ГБУ Жилищника, МОЭК и др.инстанции, которая Не в Курсе. В этой роли прекрасно мог бы быть и прокурор, но некая этика не позволяет их полоскать, и кроме того, эти белокурые щелкунчики судебного процесса обычно овладели - или он в них был имплантирован при производстве - единственным, но эффективным, навыком произнесения Мантры: "позиция Прокуратуры изложена в исковом заявлении (отзыве)". Юрист же Мосжилинспекции не достигла таких высот профессионализма, и поэтому на предложение судьи разъяснить, на какой норме права МЖИ основывается, когда просит ликвидировать ТСЖ" (вопрос был чрзвычайно корректен по форме, и вообще при прессе и видеозаписи судьи были чрезвычайно корректны и гладки, совсем не так, как в районных судах обормотов - но по сути он был форменным издевательством) - так вот, на этот вопрос пораженная врасплох юрист просто молчала, стояла, белела блузкой и молчала, и безжалостно молчал и безжалостный судья, и так же молча расцветали лилии в моей душе - а потом судья продолжил казнь вопросами (не считает ли представитель МЖИ, что ликвидация ТСЖ будет иметь своим последствием прекращение управления домом и ущемление прав собственников и пр.пр.), а юристка все молчала, а потом предложила перенести заседание (!), чтобы принести дополнительные доказательства (!), все дальше и дальше подставляя свою беззащитную шею под меч фемиды. Прения были супербыстры. Ирина вместо речи предложила, несколько неожиданно, но очень в масть, ликвидировать саму Мосжилинспекцию. Суд удалился для вынесения решения, и стоило двери закрыться (а один судья остался сидеть присмотреть за народом), как публика взревела обвинениями в сторону инспекции и примкнувшей к ней ГБУ Жилищника и чуть не устроила маленькую апелляцию линча. Решение - не просто вернуть в первую инстанцию, а отменить решение о ликвидации и в иске Мосжилинспекции отказать - было встречено громом аплодисментов и шквалов благодарностей. Сладкие моменты. Уж сколько их было, а а все равно. Как будто целебный нож отсек болезный член. До поры, конечно. Отрастают! но и мы растем.
berlin

Мосгорсуд. 20 сентября 209, 11:40, Зал 373

"А что это за шаги такие на лестнице? Это нас ликвидировать идут". Шутки шутками, но наше ТСЖ "Рождественский бульвар, 10/7" похоже на то, что ликвидировали. В первой инстанции. Через административку. Не уведомив. Решение в силу не вступило. Но все-таки признаю, что в этот раз (который: третий?) наши противники проявили некую хитроумность и зашли дальше, во всех смыслах.

(=Дальше много букв, как принято писать в жж=)

Посмотрим без паники, памятуя о том, что решение суда первой инстанции - это лишь "приглашение к разговору" (с) ЕШ

Кто истец? Мосжилинспекция, начальница МЖИ по ЦАО Булановой (кажется, просто однофамильницей Буланова из Мосгоризбиркома, но ху ноуз).

За что? Якобы в ТСЖ нет половины собственников (вранье).

Почему сейчас? не буду утверждать, что это связано с въездом в подвал нашего дома штаба Навальному. Но и исключить не могу, что въезд мог обострить ситуацию. (Нет ТСЖ - некому и сдавать, договор аренды становится ничтожным).

Collapse )

Если решение первой инстанции – это «приглашение к разговору» (с) ЕШ, то теперь в пятницу разговор и состоится в Мосгорсуде. 20 сентября 209, 11:40, Зал 373, Богородский Вал. Приглашаю всех поддержать нас и распространить эту информацию.

berlin

Адчод друзьям

За прошедшие несколько лет, которые я отлучался в фейсбук, произошло столько событий. что я как-то даже не знаю. как о них рассказывать. У нас родился третий ребенок, Муся, сейчас уже порой Маруся, в метро с Катей стало сложно ездить - люди просят сделать селфи - несмотря на то что я, Директор ее Ютьюб-канала, делаю суровое лицо, как будто у меня на ногах двуцветные ботинки. Еще я влез два - уже три! - года как в авантюру, выкупив у Росатома диковатую развалину здания-печи по выпеканию графита, и в рамках своего излюбленного занятия по изгнанию из себя филологического небожительства, там две зимы пропадал с мужиками и страшно мерз (котельную построил только весной этого года), а сейчас там стоит практически белая лебедь, на две трети заселенная разным народом и некоммерческими организациями. Дом на Рождественском бульваре стоит и продвигается, ТСЖ по-прежнему подвергается нападкам, н оуже рутинно и как-то безнадежно, с точки зрения атак, вернулся в состав ОДИ (общедолевого имущества) подвал с бывшим рестораном Мюнхен, долго выкуривали мужиков (до этого долго уламывая их заключить с ТСЖ договор аренды), потом выкурили и долго восстанавливая 400 кв.м. этих страшноватых подземелий, помнивших эпические схватки (битва пивными кегами, в ходе которых пострадал оператор Вестей и т.д. т.п.) - и в финале и в апогее выкуривания духа мюнхена как-то само собой получилось, что выкурить легче всего оказалось, пустив Центр подписей избирателей штаба Навального. Там собирали подписи - и собрали! - затем их, полупредсказуемо, забраковали - дату при подпист моего собственного племянника признали сфальцифированной! - затем избирательное дело вступило в следующую фазу, и там голодала Любовь Соболь и Андрйе Миняйло (сейчас под арестом). Я пишу эти строки, вернувшись с Рождественского, где несколько часов назад случился очередной набег - иначе не скажешь - Росгвардии и Следственного Комитета. Жить стало интересно, наступают какие-то опять последение времена, фитилек жизни при этом никуда не прикручивется, так уж это было и в 1941-ом, судя по воспоминаниям, и в другие годы. То есть не то вихри враждебные вьются над нами, чорный ворон. А в каждую минуту этот ветер дует в форточку, и воробьи тюкнутся нет-нет в фрамугу. Еще в 2015 году все-таки умер мой папа. И я стал ловить себя на том, что нгемножко становлюсь им - даже просто иногда сижу, как он, или подпираю лицо рукой, или держу двумя руками голову на весу над подушкой, как будто раньше он сам, занимая свой объем, не давал мне этой возможности, а сейчас меня в этот опустевший объем потихоньку затягивает, чтобы его заполнить. Я, понятно, что не о  телемных привычках говорю, и, бывает, спорю с ним, думая о чем-то как будто назло. Об этом можно много написать, но оно же и закроет святогоровыми обручами. Конечно, поразительно, что с детьми можно разговаривать - со всеми троими - с каждым по-разному, но в полную силу. Вообще сегодня смотрел - когда ел в Центральном рынке фо бо - на круто беременную женщину, и подумал, что силуэт беременной похож на профиль парашютиста - человек живет, его подъедает жизнь, но он устраивает себе такой запасной ход, прыг в окно, и был таков, провел старуху смерть за нос, оставил ее с ним. Иначе говоря, золотая рыбка. Последнее, третье желание всегда - и чтоб вернулась к моему ребенку и тоже исполнила три ее желания. Да, желаний таким образом два - но зато количество, как говорит ЕШ, итераций, бесконечно.
berlin

(no subject)

смотрю, меня тут поздравляют. А, может, вернуться? а то что-то я офейсбучил совсем, в коротких штанах разбегался, фалды отбросил. Нехорошо
berlin

еще один погорел

Новости нашего Мещанского района. Прослушку можно вам купить. Этот Василенко, худенький такой, некоторое время вел уголовное дело по хищению чердака в нашем доме и дело не двигал, а его прекращал. Мы на него по 125 ст. УПК в суд подавали за малоподвижность (см. фото в комментах). А он уверял, что все наоборот, за усердие строгача получил. Почему-то отдельно оскорбительно, что он подделывал решения Мещанского суда, синюю печать изготовил - и все это ради чего? за 10 тысяч рублей! Какая-то гаечка Чехова. Люди из параллельной реальности. Снова строгача дадут, уже не такого строгого.

https://www.kommersant.ru/doc/3606298


https://bars-of-cage.livejournal.com/628658.html
berlin

Третья Буква Дрозда (лонгрид)

I.
В 3 главе "Дара" Федор Константинович Годунов-Чердынцев видит дрозда на названии автомобильной фирмы (картинки для привлечения внимания)

georg scholz selsbportrait1926blackbird

"Прозевав остановку, он все же успел выскочить у сквера, сразу повернув на каблуках, как обыкновенно делает человек, резко покинувший трамвай, и пошел мимо церкви по Агамемнонштрассе. Дело было подвечер, небо было безоблачно, неподвижное и тихое сияние солнца придавало какую-то мирную, лирическую праздничность всякому предмету. Велосипед, прислоненный к желто-освещенной стене, стоял слегка изогнуто, как пристяжная, но еще совершеннее его самого была его прозрачная тень на стене. Пожилой толстоватый господин, вихляя задом, спешил на теннис, в городских штанах, в сорочке-пупсик, с тремя серыми мячами в сетке, и рядом с ним быстро шла на резиновых подошвах немецкая девушка спортивного покроя, с оранжевым лицом и золотыми волосами. За ярко раскрашенными насосами, на бензинопое пело радио, а над крышей его павильона выделялись на голубизне неба желтые буквы стойком -- название автомобильной фирмы, - причем на второй букве, на "А" (а жаль, что не на первой, на "Д", - получилась бы заставка) сидел живой дрозд, черный, с желтым - из экономии - клювом, и пел громче, чем радио".

Ребус с буквами (в отличие от сорочки-"пупсик") разгадывается тотчас - "название фирмы, конечно же, «Даймлер Бенц»", упреждает читателя А.А.Долинин и добавляет "Как явствует из недатированного письма Набокова Зинаиде Шаховской, написанного, очевидно, в марте 1936 года, именно «Да», а не «Дар» должно было стать заглавием романа по первоначальному замыслу писателя.«Боюсь, — пишет Набоков, — что роман мой следующий (заглавие которого удлинилось на одну букву: не «Да», а «Дар», превратив первоначальное утверждение в нечто цветущее, языческое, даже приапическое) огорчит вас» (The Papers of Vladimir Nabokov. —Library of Congress. Manuscript Devision. Box 16, No 19)"

"Даймлер Бенц" важен комментатору не сам по себе, а скрытыми в его латинице кириллическими буквами. Ребус Набокова именно в их сочетании, а не в надежде, что читатель пустится перелистывать названия автомобильных фирм Берлина 1920-х, чтобы отгадать, на какой из них сел дрозд ("Найдите, на Чем Сидит Дрозд"). Можно было бы даже сказать, что как русские изгнанники единственная явь, через которых аборигены просвечивают как безобидное наваждение, так через буквы автомобильной рекламы уже горят начальные буквы того Руководства "как стать счастливым", которое собирается написать ФК и пишет за него Набоков.

Однако давайте зададимся целью проломиться в открытую дверь - открыть третью букву Названия Романа. Если одесную Дрозда буква D, то какая буква ему ошую? I десятиричная?

Посмотрим на Даймлер-Бенца и бензинопои.

Можно вернуться на автопортрет Георга Шольца с тумбой (выше) и рекламой "Мерседеса". Что в ней характерно? Отсутствие названия производителя. Только "мерседес". Сверху - фамилия дилера.

Гипотеза c буквой I не работает, потому что Даймлер не использовал название фирмы в рекламе.



Рекламу автомобилей Даймлер сосредоточил исключительно на торговой марке "Мерседес" (зарег. в 1902). Так это было и в 1910-е (с 1909 году трехлучевая звезда устанавливатся на капоте), и 1920-е годы, когда после слияния с Бенцем (1926) звезда облеклась в лавровый венок (эмблему Бенца).

Collapse )